wdkeeper: (Default)
Несколько заинтересовавших или впечатливших работ со Всесоюзной фотовыставки 89-го года. В журнале работы с выставки разбили на несколько номеров, и я еще не все интересные отснял, как отсниму - довыложу еще.


"Снятие памятника Александру III на площади у храма Христа Спасителя, 1918г." и И.Костин "Чернобыль"


Б.Каулин "Мужская работа"


Б.Михалевкин "Первое утро" - очень позитивное фото, просто супер!


А.Кудрявцев "Хиппи"
wdkeeper: (Default)
Статья о конфликте Азербайджана и Армении перед самым развалом Союза. Конфликт в Нагорном Карабахе. Мне было очень интересно почитать заметки спецкоров о том, что там делалось, ведь в новостях как всегда говорили мало, и только официальные версии. Еще о конфликте можно почитать здесь: http://ru.wikipedia.org/wiki/Карабахский_конфликт
Меня впечатлил описанный провокационный метод разжигания вражды, когда хорошо вооруженные люди, специалисты военного дела, на БТРе едут по селам и косят мирных жителей прицельным огнем. Причем Советская Армия туда еле добирается, противостоят им еле-еле только пара милиционеров, и причем у враждующих сторон как я понимаю, негде взяться ни лишнему БТРу, ни обученным экспертам военного дела. Это мне напомнило некоторые описания очевидцев современных революций в Египте и Ливии. Схожий сценарий: появляются на транспорте хорошо вооруженные ребята, стреляют мирных жителей и исчезают. Естественно после этого народ в бешенстве. Судя по этой статье, вполне возможно что СССР разваливать тоже помогали...



Сергей Ромейков
Фото Альберта Лехуса, и Валерия Щеколдина
Специальные корреспонденты "Смены"

Груз 200

На языке военных "Груз 200" - это цинковый гроб с телом погибшего...

Стремителен и короток разбег самолета; курс — на Баку.
На борту ИЛ-76МД — десяток журналистов, офицеры политуправления внутренних войск МВД СССР. Но самолет грузовой, и, значит, мы не более чем довесок к основному грузу. Везем хлеб и пластиковые щиты. «Для защиты от демократии»,— сказал кто-то.
...Военный аэродром в Баку встречает сгущающимися сумерками. Мы выпрыгнули на бетонку взлетно-посадочной полосы — размять ноги, перекурить. Никто нас не ждал. Рядом — такой же, как и наш, ИЛ-76 с откинутым хвостовым трапом. К нему вереницей съезжаются автобусы, крытые и открытые грузовики, десятки перегруженных, на просевших рессорах, легковушек с беженцами. Главным образом семьи офицеров. Женщины, старики, дети. На подножках машин — автоматчики в бронежилетах и касках.
Первые интервью. Без имен и фамилий, ведь мужья остаются здесь...
— Нас обстреляли несколько раз. — Молодая женщина в выбивающемся из-под пальто халате прижимает к себе грудного ребенка. — Приходилось ложиться на пол в автобусе, вповалку...
— Куда, к кому вы летите сейчас?
— Не знаем, никто не знает... Нам все равно, лишь бы отсюда.
Проходящий мимо капитан, не целясь в диктофон, произносит несколько раз подряд:
— Нам бы только семьи от править, только отправить бы семьи в Россию, а потом...
Никто и не думал нас разгружать. Один из пилотов:
— Я здесь трое суток прокукарекал с 37 тоннами продуктов на борту... А тут — щиты... — Он сплюнул и отошел в сторону злой.
Щиты — несколько сотен — разгружали прилетевшие: подполковники и полковники, спецкоры и фоторепортеры. Управились, однако, уже в глубокой темноте. Кто-то обратил внимание на горизонтально повисшую луну. Заканчивался день 25 января 1990 года.

Миклаш Иштванович сидел под портретом Николая Ивановича Рыжкова и курил. Горела свеча.
Электричество было во всем городе, по всей Гяндже (бывший Кировабад). А в здании, где разместилась специальная моторизированная часть милиции, света не было. Не было также воды и тепла.
В Гяндже подполковник Миклаш Иштванович Дубравка, мадьяр по национальности, с марта 1989-го, до этого — год в Степане, как называют здесь военные столицу НКАО. Опыт общения с местным населением, как говорится, имеется.
— Завтра БТР на площадь выведу, башней по сторонам покручу — свет будет...— говорит мягко, с навсегда оставшимся западноукраинским акцентом.
О нем рассказывают: в разгар степанакертских волнений, когда буквально все население столицы НКАО высыпало на главную площадь города и круглосуточно митинговало, вздумал Миклаш... подстричься. Через толпу, в форме подполковника милиции, твердо прошагал к центральной гостинице «Карабах» — там парикмахерская. На крыльце непробиваемым кольцом люди. Миклаш, могучий, пышноусый красавец, вы бросил вверх сжатый кулак правой руки: «Миацум!» («Единство!») Толпа ахнула, да что толпа — автоматчики отшатнулись от неожиданной «выходки» подполковника-полиглота. Вошел в здание, подстригся, со словами «Сдачи не надо!» отдал 5 рублей и был таков. На следующий день его нашли, торжественно вручили 10 рублей и пригласили приходить еще... Вот такой он, Миклаш Дубравка.
А сейчас молчит, курит.
Читать дальше )
wdkeeper: (Default)
Свежая оцифровка пары заинтересовавших статей из "Смены".


Заинтересовавшее безстатейное фото:

К сожалению к нему небыло никакого описания, и вроде даже автор нигде не указан. Шло фото как иллюстрация к экологической статье. Так что остается лишь гадать, что за дивная техника на нем изображена и добыча чего ведется. Это может быть как и несколько необычный земснаряд (в чем я сомневаюсь), так и что угодно, вплоть до знаменитых Абзетцеров.
wdkeeper: (Default)
Статья из "Смены" №9 '90
Повествует о очень интересном но малоизвестном художнике Василие Голубеве, и немного о арткультуре митьков, того времени. Также здесь есть несколько интересных его картин, сделанных гравировкой по линолеуму. Больше о митьках можно почитать здесь: http://ru.wikipedia.org/wiki/Митьки



Его имя в списках художественного ведомства не числится. Соответствующей записи в трудовой книжке нет. Нет и заказов на работу от музеев, домов культуры и прочих учреждений с респектабельными холлами. Единственное место, где он до недавнего времени «выставлялся», была небольшая темная комната в старой коммуналке, которая служит ему одновременно и жильем, и мастерской. Развешанные по стенам холсты без рам наполняют безмебельное пространство. Так что Василий Голубев — художник, можно сказать, бродячий, но некоторые работы пользуются известностью редкостной. Он автор знаменитых «митьковских» «стебов», кочующих с выставки на выставку: «Митьки отдают свои уши Ван Гогу», «Митьки отправляют Брежнева в Афганистан» и т.д.
Читать дальше )
wdkeeper: (Default)
Статья из журнала Смена №9 '90.
Александр Княжинский - известный советский кинооператор, истинный мастер своего дела. Статья о его работе с Тарковским, о самом Тарковском, о съемках фильма "Сталкер", о том, что такое настоящее, великое искусство и кино(звучит плосковато, суть намного красивее, чтобы узнать - читайте). Несколько красивейших реплик меня очень заинтересовали и как фотолюбителя, у мэтров есть чему поучиться, еще-бы :)



Александр Княжинский:«Не знаю, что такое эстетство»

Семь лет назад я брал интервью для газеты у одного из ведущих наших кинооператоров, Александра Княжинского. В полночь печатание номера было приостановлено цензурой из-за якобы бомбы внутри нашей трехстраничной беседы. На вопрос «Какой фильм вы считаете своим творческим пиком?» Княжинский ответил: «Сталкер» Андрея Тарковского.
Когда газета вышла, интересное получилось «кино»: «Подранки» Н. Губенко этот оператор снимал, многострадальную, 15 лет мертвым грузом пролежавшую на полке «Осень» А. Смирнова тоже, а вот «Сталкер» как бы не случился в его биографии. Так, «косвенным» образом мы получили подтверждение слухам: Тарковский остался на Западе. Не было такого режиссера,— дали нам понять.
...Сегодня Александр Княжинский — председатель гильдии кинооператоров, преподаватель ВГИКа. Наш разговор вернулся к «Сталкеру» и Андрею Тарковскому, который говорил: «Кино для меня — это жизнь, а жизнь для меня — кино».
— Александр Леонидович, а до «Сталкера» вы были знакомы с Андреем Арсеньевичем?
— Мы вместе учились во ВГИКе, на параллельных курсах. Он был чуть постарше, учился с Шукшиным, с Сашей Миттой... Знакомы были давно, да вот работать вместе не доводилось.
— Как же получилось, что именно вы стали оператором «Сталкера»?
Читать дальше )
wdkeeper: (Default)
Оцифровал еще пару интересных статьей очередной "Смены". Они следуют немного дальше. Сейчас на работе много интересных проектов, да плюс мои поиски по теме Дао не дают особо простора для занятий статьями.


А это заинтересовавшее безстатейное фото на морально-этическую тематику. Обратите внимание на одежду людей и их лица...
wdkeeper: (Default)
А это, собственно, обложка журнала. Пусть будет, для истории.

А еще мне понравилось фото, размещенное на внутренней стороне обложки. На экологическую тематику. Автор указан на самом фото.
wdkeeper: (Default)
Мы любили приглашать летчиков к себе в школу. Актового зала у нас не было поэтому встречи чаще всего проходили поклассно, и это как-то сразу настраивало на доверительный разговор, который никогда не получался при бестолковом всешкольном скоплении нашей галдящей и плохо управляемой публики. Летчики всегда приезжали группой, так что у каждого класса был свой гость.
Вот так однажды к нам в шестой пришел капитан лет двадцати пяти. Высокий поджарый, схваченный скрипящими ремнями новой портупеи, он, от начищенных до блеска хромовых сапог до хорошо пригнанной отутюженной гимнастерки, поразил нас своей неуловимо франтоватой выправкой. На груди у него не было ни орденов, ни орденских планок, только золотая звездочка на алой колодке. Так близко Героя Советского Союза мы видели впервые. Мы знали, сколько требовалось сбить' вражеских самолетов, чтобы быть удостоенным этого высокого звания, и приготовились слушать захватывающие истории о воздушных боях, в которых наш капитан, несомненно, одерживал блестящие победы. Однако он с этим не торопился. Обрисовав общее положение на фронте, и выразив уверенность, что весной войне придет конец, он стал рассказывать о своих замечательных фронтовых товарищах. Наконец, набравшись храбрости, мы спросили:
— А за что вам присвоили звание Героя Советского Союза?
— Я совершил около трехсот боевых вылетов...
— А сколько сбили самолетов?
— Всего один. Да и то не я, а мой стрелок-радист. Я ведь летаю на штурмовике «Ил-2». Наше дело — наземные цели, а не воздушные. В небе чаще все-таки сбиваем не мы, а нас.
Читать дальше )
wdkeeper: (Default)
Этот рассказ взят из старой подшивки журнала "Смена", средины восьмидесятых. Номер журнала установить не удалось.
Кратко о рассказе: Это рассказ-мемуары от имени мальчишки, жившего в маленьком городке под Москвой. О последних годах войны, как их видел мальчик-шестиклассник, что происходило вокруг него. О жизни того времени, о Дне Победы. И конечно-же о аэродроме, о самолетах и о летчиках! Трудно представить более героического человека, чем пилот красноармеец, во времена Великой Отечественной Войны.
Мне рассказ показался несколько скучным, натянутым и неестественным. Образы его участников - чрезмерно драматизированными. Я думаю, дело или в мастерстве автора, или просто это заказной рассказ.
Но это всё не важно, главное - это то величайшее уважение, и дань памяти летчикам Великой Отечественной. И всей авиации того времени. И просто жизни в то тяжелое, военное время. И всем людям, кто прошел войну и выжил, и тем, кто не прошел. Чьи самолеты и танки и по сей день достают из Полесских болот... Для меня, как авиатора, и как виртуального пилота Ил-2, и просто, как человека, это значит очень многое.



Мой Аэродром

Леонид Плешаков

Мне и моим товарищам здорово повезло, оттого что в нашем детстве был собственный аэродром.
Он находился в Подмосковье и был отгорожен от стороннего взгляда высоким, выкрашенным в зеленый цвет дощатым забором и несколькими тесными шеренгами молодых елок за ним. Самолеты заходили на посадку перпендикулярно к шоссе и, теряя высоту, в последний момент перед полосой просто ныряли за эту двойную зеленую стену, и нам никогда не удавалось увидеть их бегущими по земле. Они исчезали будто в никуда, только надрывный взрев моторов, доносившийся оттуда, говорил, что летчики гасят скорость.
С этой стороны к автомагистрали подходило колхозное поле. Дальним концом оно упиралось в опушку леса, еще двумя сторонами — в торцы улиц нашего поселка. Так что, возвращаясь на аэродром всегда одним и тем же маршрутом, самолеты обязательно проходили над самыми крышами наших домов, денно и нощно напоминая о беспокойном соседе.
Как ни странно, но этот не смолкающий в небе рев вовсе не раздражал. И дело, думаю не в том, что ухо, адаптировавшись к его постоянному присутствию, перестало его замечать. Скорее все-таки это происходило потому, что шла война и наш аэродром с бесконечными посадками и взлетами самолетов был для нас, если можно так выразиться, одним из материализованных образов войны. Его голос был отголоском той жестокой битвы, что откатывалась все дальше и дальше на запад. И каждодневные встречи с крытыми машинами, которые возвращались "оттуда", чтобы чуть передохнув, снова улететь "туда", давали нам некоторое право считать себя сопричастными к их боевым делам. Наверное, именно поэтому нам не мешало, что они постоянно утюжили небо над самыми головами, их рев был родным для нас звуком.
Наша школа стояла в конце поселка. Из окон классов, смотревших в сторону поля, было хорошо видно, как самолеты, сделав левый разворот, с уже выпущенными шасси прицеливались к посадочной полосе. Они пролетали так близко от нас, что было невозможно не проводить их взглядом. Иногда они проходили точно над нашими головами, и тогда согласно каким-то законам резонанса стекла окон и даже предметы в классе начинали мелко-мелко вибрировать. Мы отлично разбирались в марках машин и умели только по гулу, когда самолет находился еще за пределами нашего обзора, определять, кто летит: мордастенький ли "Лавочкин", юркий "Як", элегантный "Пе-2", пузатый "Дуглас" или с высоко задранным килем "Бостон". Существовала даже игра: заслышав гул мотора, кто-нибудь заранее называл марку. а через несколько мгновений мы сверяли, верно ли угадано. Не помню, чтобы кто-нибудь хотя бы раз ошибся. Иногда в привычной полифонии раздавались малознакомые тона. Это случалось, если к нам наведывались редкие залетные птицы вроде "Пе-8" или "ТБ-3". Четверки их моторов издавали такой густой сглаженный рев, что от него сам воздух начинал как бы басовито гудеть. В такие моменты мы всем классом кидались к окнам, и наши бедные учительницы даже не пытались призвать нас к порядку.
Читать дальше )
wdkeeper: (Default)
Статья посвящена Чернобылю, точнее жизни в зоне через четыре года после происшествия. Пока все еще только начинается... В зоне полно народу, активно захораниваются радиоактивные материалы, все чистят, пытаются устранять последствия, а станция работает и поставляет нашей, тогда еще такой большой стране, дешевое и "чистое" электричество. Пара интересных старых фото Припяти, зоны отчуждения, могильников...
Автор: Сергей Ромейков.
Фото: Игорь Яковлев.


Мертвые яблоки

Розовые мифы и черная быль.

Юрий Иванов, работник Припятского ОРСа, из притихшей, пораженной радиацией Припяти в первую очередь вывез не ковры, не хрусталь — пятитомник Ильфа и Петрова и виолончель (жена Юрия, Галина, преподавала музыку в школе искусств).
...Нынешней зимой Юрий позвонил мне. Из Московского эндокринологического центра. Рассказал, что по-прежнему работает в ОРСе, но теперь — экспедитором по захоронению радиоактивных отходов.

Киев. Из блокнота 1986 года:
«На знаменитой Бессарабке, как на любом приличном рынке, людно. Но вскоре замечаю: нет в привычной толчее многоголосого гомона, никто ни с кем не торгуется, не просит сбавить цену или «подсыпать кучку». А чего торговаться, если цены на клубнику, малину, яблоки, помидоры и огурцы — на все, чем богат украинский базар, — и так в два-три раза ниже, чем обычно.
Находятся, однако, смельчаки; протискиваются ближе к торговкам, склоняются к весам, разглядывая ярлычок, удостоверяющий, что, скажем, клубничка эта вот прошла необходимый дозиметрический контроль и пригодна к употреблению. Покупают понемногу... Позже я узнаю, что ярлычок при желании можно купить здесь же, неподалеку. За 3 рубля...»

Дорога на Чернобыль. Она мало изменилась за четыре года.
Все те же желтые флажки вдоль трассы с таким трогательно-безопасным трехлопастным пропеллером — знаком радиационного загрязнения. Знаком беды.
Вдоль трассы же — запрещающе-предупреждающие призывы: на обочину не сходить, в лес — ни-ни, на озеро, речку тоже нельзя: радиация.
В моем чернобыльском архиве хранится пожелтевший номер чернобыльской многотиражки «Трибуна энергетика» от 25 апреля 1986 года... Историческая ценность этой газеты в том, что вышла в свет она за несколько часов до ядерного взрыва, запечатлев последние, доаварийные, новости на станции... Нехватка стройматериалов, нерадивость одних и успехи других руководителей, темпы строительства на V энергоблоке, спорт, досуг... Все так привычно, так хорошо знакомо: «Провели субботник, посвященный 116-й годовщине со дня рождения вождя и учителя трудящихся всех стран, создателя первого в мире социалистического государства, организатора и творца нашей славной Коммунистической партии, В. И. Ленина».
Автобус, на котором мы въехали в зону, не единственный. Он — один из доброго десятка, составляющего колонну.
Смена вахт.
Читать дальше )
wdkeeper: (Default)
Далее свежераспознанные статьи из журнала "Смена" №12 '90. А это обложка:
wdkeeper: (Default)
Еще из "Смены" №7 '90. Предпоследняя страница. Кажется реклама модельного агентства, я к сожалению запамятовал. И автор там вроде не указывался. Я еще проверю, когда снова смогу увидеть этот журнал.
Впечатлила и модель и само фото. А так как я не люблю снимать людей, и вообще фото с людьми, и обхожу их стороной - значит эта фотография наверное действительно классная, раз даже мне понравилась.
wdkeeper: (Default)
*Статья-интервью Дмитрия Семеника, с Виктором Федоровичем Востоковым - русским ламой. Затрагивается тематика биоэнергетики в союзе, до "всплеска магов" начала девяностых, жизни в восточном монастыре, в тайге, базовые знания о некоторых аспектах биоэнергетики, мировосприятие раскрепощенного сознания, кое-что о боевых искусствах. Журнал «Смена» №7 за 1990-й год



«Легенды о монастыре Шао-лин — пустяки в сравнении с действительностью», — говорит Виктор Федорович Востоков, проживший в буддийском монастыре восемь лет. Идя в «берлогу бедного монаха», как называет он свое жилище, я ожидал увидеть мрачного, шаманствующего отшельника, а встретил современного улыбчивого человека. В его лице проглядывалась воля, рожденная тяжелыми испытаниями, а в движениях — точность и кошачья грация, выработанные десятилетиями ежедневных тренировок. Он не сразу согласился рассказать о своей жизни в монастыре. «Никто не поверит. Это выходит за рамки обыденного человеческого сознания. Люди просто не поймут, заподозрят меня в обмане, а наука не в состоянии объяснить то, что я видел».
— Мои дед и отец были военными, и я родился в глухой тайге, в небольшом кишлаке на границе Тувы и Монголии. Отец вернулся с войны с тяжелым ранением и вскоре умер. Когда мне было четыре года, умерла мама. Я остался один. Жил в людях. А в людях сами знаете, как... В семь лет я ушел в тайгу, в горы. Жил в зимовьях и общался с дикими животными, с хищниками с помощью телодвижений, эмоций и мимики.
Читать дальше )
wdkeeper: (Default)
Перебирая дома закрома родины, обнаружил интересные залежи старых советских журналов. Точнее я знал, что у меня есть богатое наследие "Науки и жизни", где-то с средины семидесятых наверное... Но обнаружилось и кое-что еще. Подборка "Москвы" за начало шестидесятых, "Смена" за 90-й год и подшивка вырезок за 80-е, еще пара раритетов, призабыл названия, они меня не очень заинтересовали. Было еще много чего, но большие залежи "За рулем" и "Сигнала" я уже раздал, и видимо очень много чего сожгли без моего ведома, ато я бы не позволил. И эти закрома тоже хотели сдать на макулатуру, но я наложил на их перемещение строгое вето. За зимний отпуск успел перечитать всю "Смену", что была в наличии, и многие статьи меня заинтересовали. Они не только до сих пор не утратили актуальности, но и в свете прошедших двадцати лет, приобрели новой. Взгляд на жизнь и исторические события под новым углом. Ведь люди, пишущие эти статьи тогда, понятия не имели, что их ждет в будущем, и даже самом ближайшем (например развал союза). Не имели представления, куда приведут те тенденции, процессы в обществе и мире, о которых они писали...
Поэтому я решил отснять, распознать и выложить здесь самые интересные статьи и фото, что я встретил. Перед подборкой материалов из конкретного номера, буду вылаживать обложку отдельным постом. Начать хочу с №7 за 1990й год.

Profile

wdkeeper: (Default)
wdkeeper

August 2014

S M T W T F S
     1 2
3456789
10111213141516
17181920 2122 23
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 25th, 2017 05:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios